''
  • Яндекс.Карты

Между делом — эмоциональные разговоры на террасе Итальянского Квартала. Часть третья с Олегом Сафоновым.

28 Июня 2013 г.

Олегу Сафонову, руководителю M2M Private банка – наша импровизированная студия, расположенная на террасе «Итальянского квартала», пришлась по душе. За бокалом розового вина мы разговорились об удовольствиях без которых наша жизнь была бы не полной.

Руководитель M2M Private банка Олег Сафонов и Кира Альтман (слева направо). Фото: BFM.ru

Олег Сафонов: Сама жизнь прекрасна до безумия, поэтому говорить, что в жизни есть что-то исключительно хорошее (лето, зима, осень), - для меня это череда радостных событий. Единственное, что не является радостным событием - грязь в Москве зимой, когда ты понимаешь, что для того, чтобы дойти четыре метра от машины до подъезда, ты в любом случае ботинки угваздаешь так, что их придется чистить. А в отношении вообще зимы, лета, я могу сказать, что нахожу прелесть в каждом из времен года. И даже сейчас, когда, в Москве, жарко, и жизнь больше похожа на каменные джунгли, в отличие от этой террасы... И я сейчас посмотрел на террасу и поймал себя на мысли, что было бы не плохо купить квартиру с такой террасой, хотя у меня сейчас окна выходят в парк, террасы там нет. И я себе представил, вечером посидеть с бокалом вина на такой террасе, при условии, что молотков нет, это тоже одно из проявлений, которое дорогого стоит. И важно иметь не просто некие мгновения в жизни, а важно уметь наслаждаться каждым мгновением, это то, чему нам в течение жизни нужно научиться. Тот великий человек, который познал это и научился так жить.

Кира Альтман: Я долго к этому шла. Йога к этому приводит. А вы как к этому пришли?

О.С.: Я не йог, у меня были попытки, но в силу разных моментов, находить время для йоги у меня не получилось. На мой взгляд, насилие порождает некое отторжение. Я люблю заниматься другими видами спорта, но это нельзя назвать спортом. Позаниматься, например, гимнастикой с тяжестями - одно, пострелять из ружья по тарелкам - это другое, покататься на лыжах, не залезая или залезая в нетронутое, что называется, фрирайдом, едешь за детьми по лесу и в этот момент только уворачиваешься от веток, которые летят в лицо, и испытываешь настоящее удовольствие тогда, когда из этого леса выезжаешь, понимаешь, что ты проехал, не отстал, и дети, которые намного меньше тебя, быстрее тебя едут, которые на каких-то трассах катаются лучше тебя, ты смог сохранить тот авторитет, который ты имеешь у них. Или находить удовольствие в поездках по винодельческим хозяйствам в Италии. Получать удовольствие от таинства, которое происходит в жизни, когда глина, камни превращаются в удивительный продукт, несущий в себе нотки крови, черствого хлеба, земли. В каждом моменте жизни есть свое таинство и удовольствие, ты абсолютно ничем не ограничен, получать его.

К.А.: У вас портится настроение в воскресенье, что завтра на работу?

О.С.: Как шутит иногда надо мной жена, когда я в воскресенье после обеда начинаю сосредотачиваться, напрягаться (энергетика универсальна, ты всегда почувствуешь момент, когда что-то идет по-другому), и жена говорит мне: "О, я вижу папа собрался на работу". Это стоило значительных усилий. Как сказала моя знакомая: "Я всегда вижу, когда мой муж приходит домой, и я вижу, кто пришел: генеральный директор, или папа, любящий муж, отец детей", - она определяет это безошибочно. - И когда я понимаю, что пришел генеральный директор, я стараюсь удалиться, какое-то время подождать. Я потратил достаточно много усилий на то, чтобы домой всегда приходил отец и любящий муж, а не генеральный директор, топ-менеджер банка, управляющий, человек, который реализует какой-то свой проект. Это важно, потому что семья - это самая большая ценность, которая есть. Это тоже из разряда уроков, ты должен уметь переключаться с одного на другого. Точно так же, как ты едешь в отпуск, и оставаясь в отпуске все тем же менеджером, ты не сможешь отдохнуть по-настоящему. Ты не получишь то удовольствие, которое тебе дают, не сможешь сделать свою работу правильно и качественно, как ты хотел бы ее сделать. Опыт - это важный фактор, но более важный фактор - всегда думать, анализировать собственные чувства, ощущения, потому что все живет внутри нас. Я верю в том, что есть на Земле не один мир, в котором есть страны, я верю в то, что существуют 7 миллиардов миров, по количеству людей, которые на этой планете живут, потому что у каждого свое видение, свое отношение, каждый из нас получает удовольствие от чего-то своего. И говорить, что нас окружает все время один и тот же мир, это несколько не так. В обучении мы и черпаем какие-то вещи, которые важны для нас. Исходя из этого мы развиваемся, потому что если мы себя не анализируем, не развиваемся, зачем тогда мы здесь?

К.А.: К какому мнению вы прислушиваетесь?

О.С.: Я стараюсь выслушать мнения всех, но это не значит, что я приму чью-то сторону. Решение в любом случае остается за мной. Но слушать, - умение слушать людей - важный фактор, без него в жизни очень сложно.

К.А.: Детей слушаете?

О.С.: Я сам по себе авторитарен, но детей в последнее время я стараюсь слышать, потому что для меня было большим уроком: тебе кажется, что когда ты с ребенком разговариваешь, ты лучше него знаешь, что ему нужно, а это далеко не так. Это его жизнь, он пришел в эту жизнь за какими-то своими уроками, своими впечатлениями, навязывать ему свою точку зрения - то же самое, что пытаться прожить жизнь за него. А это противоречит самой жизни. Детей важно слушать, понимать, разделять их стремления, поддерживать по возможности, но учить, подталкивать к чему-то, задавать наводящие вопросы, но насаждать свою точку зрения - не верно.

К.А.: Как вы к этому пришли?

О.С.: В силу загруженности, работы, упертости, которая бывает у людей, одержимых каким-то проектом, работой, еще чем-то, всегда возникает ситуация, когда теряешь момент, когда мог бы наслаждаться тем, как растут их дети. Я жалею, что какой-то момент в своей жизни упустил, потому что в этот момент я был озабочен другими вопросами, связанными с работой, еще чем-то. Я помню не весь процесс взросления детей, а какие-то яркие моменты. Когда я понял это, что секунда, которую я сейчас провожу с детьми, вижу, как они растут, взрослеют - этот момент никогда в жизни не повторится. Когда старшая дочь надела каблуки, пришла и сказала: "Мама, как я устала, я ходила на этих каблуках целый", - этого момента уже не будет, он уже прошел. И это, ради чего стоит забыть обо всем: работе, каких-то важных вещах и прочем, потому что вместе с твоей дочерью испытать это ощущение - и является важным для меня.

Я отправил семью в Грецию, и меня мой товарищ спросил, как мне «холостякуется», я ответил, что тоска дикая. Прошло два дня, глобально я себе не нахожу места в квартире, я читаю книги, но мне тоскливо. Эта связь, которая есть, ее просто не порвать, с одной стороны. С другой стороны, когда люди рядом с тобой, ты понимаешь, что не так ощущаешь важность этой связи. Как только стоит им на какой-то непродолжительный период времени эту связь разорвать, то понимаешь, насколько это ценно.

К.А.: А есть говорить о каких-то ценностях, не связанных с духовным ростом, а связанных с радостью приобретения, что это в вашей нынешней жизни?

О.С.: Для меня игрушки - это те интересные проекты, вещи, которые я делаю на работе, - это в основном. На работе можешь сделать все, что угодно, можешь придумать что-то новое, сделать что-то хорошее для клиентов. Поводов для драйва можно найти миллион, и не обязательно это какая-то вещь. Я достаточно спокойно отношусь к вещам. Нельзя сказать, что от чего-то по телу бежит дрожь. Это было в юношеском возрасте, сейчас я понимаю, что какие-то вещи я могу себе позволить, но не думаю, что это имеет смысл в Москве. Например, мне нравятся по эстетике, 458-я "Феррари Италия". Я обожаю эту машину, считаю, что на сегодня красивейшая машина на планете, лучше итальянцев никто не делает машины, именно с точки зрения эмоционального восприятия. Я периодически, бывая в Италии, берут ее на прокат, но я не понимаю, что делать с этой машиной здесь. Мне становится жаль машину, потому что тыркаться на ней в пробках, неприлично - у нее 570 сил под капотом, а звук, которая она издает, это фантастика, и мне не хочется мучить ее, потому что я отношусь к ней как к некому живому существу, которое со мной на одной волне. И мучить ее - это то же самое, что мучить, к примеру, любимую разгуливая с ней по магазину инструментов в поисках отверток. Кроме того, когда ты получаешь что-то, о чем мечтал, ценность теряется.

Я помню себя ребенком, когда мне было 9 лет, я ездил с Павелецкой на Таганскую, у меня там была школа, и я периодически на обратном пути заходил в замечательный магазин "Звездочка", в нем на первом этаже был огромный магазин игрушек. Как многие школьники я получал каждое утро 15 копеек на бутерброд в школе, но деньги я не тратил, копил на совершенно феноменальный автомат. Но когда я его купил, я потерял к нему интерес. Да, какое-то время я бегал с ним во дворе, но эта прелесть обладания, того, что ты это получил, уходит в тот момент, когда ты получаешь и понимаешь, что это твое. Важно какую-то мечту в себе сохранять..

К.А.: Вернемся к Феррари - любя эту машину, вы научились чувствовать себя комфортно на быстрой скорости?

О.С.: Здесь вопрос физиологии. Человеческий мозг - очень гибкая структура. Он может перестраиваться и делать это достаточно легко. Если вы ездите на скорости 210-230, вам достаточно на этой скорости проехать час-полтора, и ровно через полтора часа вам будет казаться, что скорость 80 - то же самое, что выйти и пойти с машиной пешком. Меняются временные ориентиры, скорость восприятия. А чтобы поупражняться, есть специальные трассы. Мы берем машину напрокат, нарезаем круги. С точки зрения адреналина, выше крыши адреналина, потому что, когда ты едешь 250-270, при этом отбойник находится в 3-4 метрах от тебя, ты понимаешь, что на самом деле малейшая ошибка, и от машины ничего не останется. Но от этого ты тоже можешь получать совершенно феноменальное удовольствие. Понятно, у тебя потеют ладони, когда ты первый раз заезжаешь на круг, но потом ты вкатываешься, и в этот момент главное не потерять голову, потому что на ринге даже написаны совершенно правильные слова: "Не нужно бояться, нужно уважать". На трассе Ф-1 более безопасно, более длинные полосы, с точки зрения торможения и так далее, до отбойника там дальше, чем на северной петле, но все равно ты получаешь то, зачем приехал. Все зависит от твоей головы. Наши возможности бесконечны, если какой-то человек это сделал, значит, ты тоже можешь это делать. Понятно, что Шумахер рождается не каждые 10 лет, но каким-то образом приблизиться к нему, получить удовольствие от этого ты в любой момент времени можешь, и для этого не надо быть Шумахером. Если ты ставишь себе цель - выиграть чемпионат, значит, готовь себя к этому. Если ты ставишь цель - получить удовольствие от жизни, от того, что ты делаешь, как ты делаешь, даже не важно, главное, что внутри это тебя радует - это основное.

К.А.: Следите за гонщиками?

О.С.: Я с 1992 года до того, как Михаэль Шумахер ушел из гонок, я смотрел каждую гонку, я их записывал, ездил на Гран-при Франции, когда он за пять гонок до конца сезона выиграл свой пятый титул. Но сейчас я смотрю время от времени, может быть, повзрослел, может, потерял интерес к этому. Иногда я задаю себе вопрос: остались ли фигуры, сопоставимого масштаба? Я пока не знаю, как ответить на этот вопрос, потому что я уважаю способности Хамильтона, Алонсо, но масштабных фигур, как тот же Хаккинен, Шумахер, Сенна, Аллен Прост, это время как-то ушло. Может быть, это нормально, просто смена поколений. Да, мне интересно, но сказать, что это было так, как это было тогда, когда я в пять утра вставал, чтобы посмотреть Гран-при Японии, сейчас этого нет. Сейчас я буду спать.

К.А.: Я была на старте «Mille Miglia». Гонки на ретро автомобилях – это совершенно другая история.

О.С.: Это фантастика. Мы одно время с одним из наших крупнейших партнеров, это с "Тройкой Диалог", во Франции, ездили на старых "Ситроенах", похожих на консервную банку. Совершенно феноменальное ощущение: ты едешь, а машина начинает вибрировать оттого, что скорость 80 км/ч, но у нее крыша шатается. Вместо крыши у нее был кожаный чулок, который собирался назад, откатывался, типа тарги, но если даже взять гоночные машины, то это великий и опасный труд - участие в этих гонках. Я прочел где-то , что средняя скорость на этой гонке была в районе 190км/ч, для 50-х годов это же фантастика. Это средняя скорость, - значит, на каких-то участках они развивали скорость далеко за 200. Понимая, что ты несешься в этой сигарообразной скорлупке, - те же самые серебряные стрелы, "Мерседес" в этой гонке участвовали, а там что: мотор, шасси и небольшой козырек перед тобой, и все. Я не говорю уже про кондиционеры и магнитолы...

К.А.: Во время старта я разглядывала ретро автомобили, у них добрые глаза и обаятельные морды. А сейчас у автомобилей агрессивные формы?

О.С.: Это больше вопрос эмоционального восприятия конкретного человека. С другой стороны, все обладает определенной энергетикой, в данном случае автомобиль - не исключение. Сказать, что машины стали злее… Наверное, я не готов так сказать, я осознаю, что мир стал больше структурирован, в нем поубавилось эмоций. Мы более заточены на результат, мы меньше заточены на ощущения, мы больше думаем о том, как достичь чего-то. Мы не получаем довольствие от процесса. Мы хотим насладиться конечным результатом, а это накладывает отпечаток на все остальное. Машины стали более функциональны, комфортны, миром в этом отношении правят. Почему я думаю, что "Феррари Италия" восхищает многих людей на планете, потому что в ней остались эмоции. Она такая, какая она есть со всеми своими недостатками, неудобствами, дерготней при старте, когда коробка первую передачу включает, еще что-то, но она ж живая. А есть масса машин, бизнес-седанов, которые никаких чувств не пробуждают, они просто выполняют свою задачу, они просто работают.

К.А.: А как сделать так, чтобы в Москве все-таки хотелось ездить на Феррари, на велосипеде, жить в центре города и не мыть окна каждый день? Вести платный въезд в центр, вести еще какие-нибудь запреты?

О.С.: Понимаете, мы так долго жили с пониманием того, что машины - это роскошь, что сейчас, наши люди, даже если ввести плату и прочее, будут сражаться - должно пройти время, когда люди просто насладятся моментом – обладания автомобилем. Если вспомните время Олимпиады-80, тогда Москва была свободная. Я еще помню, как у нас дорога шла мимо Александровского сада, когда она поворачивала у гостиницы "Москва" налево и выливалась на Тверскую. Тогда машин было: раз-два и обчелся. Должно пройти какое-то время, когда мы, как европейцы, насладившись обладанием тем, чего у нас раньше не было, поймем, что, наверное, нам нужно подумать о погоде, о велосипедах и прочем.

Я смотрю на себя, я лучше дойду километр-полтора, пройдусь пешком, чем поеду на машине, а для кого-то важно поехать на машине. У меня тоже был период времени, когда мне было важно поехать на машине, хотя можно было дойти за 15 минут. Экономически можно что угодно придумывать, но, если человек хочет этим обладать, он, скрепя сердце, как угодно, лучше заплатит деньги, но сделает то, что он хочет.

Мы прохожим разные стадии развития. Мы сначала думаем о том, как заработать на кусок хлеба. Потом думаем, как заработать на дом, квартиру, еще что-то. Потом приходит осознание, что все это, конечно, важно, с точки зрения семьи, наличия чего-то, но это не является конечной целью. Ты же не заберешь все с собой? У тебя есть, этого хватает, подумай о том, что тебя окружает.