''
  • Яндекс.Карты

Между делом — эмоциональные разговоры на террасе Итальянского Квартала. Часть четвертая с Александром Малисом.

28 Июня 2013 г.

Александр Малис Президент компании «Евросеть», приехал на террасу «Итальянского квартала», когда солнце клонилось к закату.

Александр Малис: Очень хорошая терраса.

Кира Альтман: Мы тут устроили импровизированную студию. Говорим с бизнесменами о том, как летом в Москве жить хорошо. Как вы считаете, ездить на кабриолете, ходить пешком, жить летом чуть легче, как в Европе, как в Америке, как где-нибудь, где мы обычно бываем и с кем сравниваем – вся эта летняя праздная жизнь, она в Москве возможна?

А.М.: Москва к этому не очень располагает. Конечно, можно найти какие-то места, их довольно много, и даже какое-то время тебе будет казаться, что это похоже на Европу, можно проехать на кабриолете, где-то через час ты поймешь, что у тебя волосы в пыли, рожа в пыли, глаза не открываются, но некоторые чувства, лето поймать все-таки можно.

К.А.: А с террасой как быть? Хочется террасу свою иметь в Москве, или это история из другой жизни?

А.М.: Думаю, что террасу в Москве всегда иметь приятно, даже зимой приятно на нее выйти. Поэтому, если терраса есть, это хорошо. Мне, как человеку, который живет за городом, это очень понятно.

К.А.: Как вы можете жить за городом? Я больше не могу, меня эти пробки 2,5-часовые измотали, утром и вечером портится настроение, когда ты стоишь на дороге к дому.

А.М.: Я езжу 45 минут, вполне для Москвы прилично. Бывают случаи, когда и час-полтора, но обычно 45-50 минут.

К.А.: Может быть, вы едете в час ночи, в пять утра, зная, как вы любите работать?

А.М.: Я не люблю приходить на работу раньше 11, а когда ты едешь в десять утра, как раз первый поток спадает, а второй еще не начинается. Если надо ехать утром, я знаю, что надо выехать обязательно в 6:50 либо уже в 10:00, утром между 7 и 10 часами выезжать на Ленинградку нельзя.

К.А.: А есть у вас любимые места в летнем городе?.

А.М.: Несмотря на то, что большую часть времени я провожу в Москве, сказать, что я в Москве живу - сложно, потому что в Москве я работаю. Сидишь целый день в офисе, смотришь: за окном либо солнышко, либо дождик, либо снежок, но гулять по Москве мне приходится достаточно редко, я бы даже сказал, почти никогда. Нет, в Москве есть, где прогуляться, я не могу сказать, что Москва такой город, где негде погулять, просто в Москве комфортно, наверно, работать, но гулять нет времени. А когда есть время гулять, то обычно стараешься потратить этот день или два в какой-то другой стране.

К.А.: А вы были в обновленном «Парке имени Горького»?

А.М.: Был.

К.А.: Ну, чего скажете?

А.М.: Ну, Парк Горького...

К.А.: Чувствуется, не произвел на вас впечатление.

А.М.: Смотрите, я его видел и 10 лет назад, и 20 лет назад. Жалко, что там нет колеса обозрения. То, что там что-то сделали, здорово. Народ гуляет, мороженое продают. Но сказать, что я зашел в «Парк Горького» и чему-то удивился не могу, потому как, если сравнивать с мировыми парками, он такой же, как и остальные. Чем-то лучше, чем-то хуже.

К.А.: Слушайте, ну, вспомните, 20 лет назад или 10 лет назад, там был платный вход, шашлычные на каждом шагу сомнительные, тиры, дикие цветные игрушки в продажи, люди без маек с цепями на крупных шеях, сейчас их стало гораздо меньше. Там как-то люди поменялись.

А.М.: Люди без маек ходят в таком же количестве, я думаю, шашлычные были у нас везде, их стало меньше в Москве в принципе. Все развивается, понятно, что Москва не может быть такой же, какой она была в период разлома одной системы и перехода к другой системе. Ясно, что все развивается, не стоит на месте, но я же не сравниваю Парк Горького с таким, каким он был 20 лет назад, давайте все сравнивать с тем, что было в 13-м году.

Я сравниваю Парк Горького с парками в других странах мира, и нет в них фишки. Случайно в Токио зашел в какой-то парк, а там панды и тигры, я очень удивился, прикольно. В Парке Горького нет тигров. Ну, не то, что без них там невозможно, но ничего, кроме "Бурана", в нем нет.

К.А.: "Буран" - это хорошая история.

А.М.: Ну, так... С другой стороны, и не аттракцион, и стоит пошарпанный, жалко его. Мне, как человеку, который учился в МАИ, "Буран" жалко. А еще в Парке Горького стоят автоматы для кормления животных. Я все ждал животных, но почему-то они мне там не встретились, кроме людей.

К.А.: Слушайте, тут я разговаривала с одним замечательным человеком, и он сказал, что он видел в Сокольниках лосей.

А.М.: Сокольники - это далеко, но тоже хороший парк. Москва - город, в котором можно жить. Просто в принципе в Москве не очень повезло с климатом.

К.А.: Ну, да, это правда. А где бы вы хотели жить, если бы вам сказали: "Саша, выбирай. Ты там будешь жить, и там тебе будет хорошо". Куда бы вы отправились?

А.М.: Я создаю кокон комфорта вокруг себя в том виде, в котором я его представляю, и как-то в этом коконе живу. И когда я куда-то перемещаюсь, я этот кокон с собой вожу. Я такой турист, у меня своя палатка. Поэтому, как правило, я очень стараюсь в любом месте, где бы я не находился, устроить так, как мне нравится в меру своей возможности.

К.А.: Вы совершаете покупки эмоционально?

А.М.: Довольно редко.

К.А.: Что это было в последний раз? Вот захотелось и сразу. купил..

А.М.: Даже сложно вспомнить, что такое я эмоционально покупал.
(задумывается)..Мне нравится покупать землю. Эмоционально я «напокупал» много разной земли. Просто люблю покупать землю.

К.А.: А дальше что с ней происходит, она в вашей собственности и все?

А.М.: Дальше происходит разное, какая-то земля просто в моей собственности, на какой-то из них я что-то делаю, реализую себя в качестве художника.

К.А.: Ну, например, что значит в качестве художника?

А.М.: Например, в Химках я когда-то купил землю и построил дом, исходя из собственных представлений о том, как это должно быть.

К.А.: А с остальной землей? Вас не тянет какие-нибудь экологические пространства создавать? Выращивать экологические овощи или что-нибудь такое?

А.М.: Вы знаете, земледелие меня интересует, только с точки зрения эстетического представления. То есть, например, у меня растет клубника не потому, что я люблю клубнику, а потому, что мне нравится, как выглядят ягоды клубники, когда они красные, и дорожкой идут вдоль лужаек . Я сажаю деревья, в том числе и фруктовые, но исключительно, по тому же принципу..

К.А.: А откуда вы берете это "нравится", из детства?

А.М.: Не знаю, как-то прилипает. Ездишь, чего-то видишь, разные города, чего-то читаешь, рождается какое-то представление, как мне нравится. Это, может быть, по-другому, чем у каких-то людей, но вот мне нравится так. И у меня есть возможности, иногда время это реализовывать не только в мечтах, но и в реальности. Я этим пользуюсь.

К.А.: Хорошо пользоваться тем, о чем ты мечтал и к чему в результате пришел.

А.М.: Всегда хорошо. Единственное, что как только ты начинаешь реализовывать свою мечту, на пути возникает куча сложностей, если бы ты знал сначала, ты бы не взялся ни в коем случае. Но я всегда надеюсь, что когда-нибудь это закончится, я смогу просто сидеть и смотреть.

К.А.: Ну, вы же знаете, что хорош сам процесс, а не.цель..

А.М.: Я не из тех людей, которым нравится процесс. Для меня самое приятное - поставить точку и идти дальше. Самое приятное - это момент, когда ставишь точку в любой вещи. Мне не нравится секундой до, мне не нравится секундой после. Но момент, когда ты ставишь точку, мне очень нравится.Иногда приходится годами к чему-то идти, чтобы получить на целых дня три большое приятное ощущение, и потом еще несколько лет потратить на то, чтобы получить его в следующий раз.

К.А.: А вы умеете расслабляться, отдыхать?

А.М.: Думаю, что не очень.

К.А.: А хотели бы прийти как-то к этому умению?

А.М.: Даже если мне очень сильно повезет, даже если медицина совершит чудеса, и я проживу до 120 лет, это в принципе не очень много. Так у нас люди живут 70-80 лет, вычтите детство, остается вообще не так много, плюс еще не факт, что в старости ты будешь бодрячком. Ну, можно потратить время на то, чтобы расслабиться, чтобы что? Я отлежусь в могиле, я уверен, что все годы, которые я не доотдыхал, не досидел, не дорасслаблялся, я все их запоминаю и прибавлю к тому времени, когда я буду уже в могиле, отлежусь с большим удовольствием, а чего мне сейчас расслабляться? Больше расслабиться, чем можно расслабиться в могиле, все равно не расслабишься, поэтому, зачем это делать сейчас?

К.А.: Когда ты в расслабленном состоянии... Когда ты в напряженном состоянии, я по себе знаю, и знаю по тем людям, которых я люблю, что, когда они в напряженном состоянии, они сами себе не принадлежат. Когда ты расслаблен, ты...

А.М.: Хорошо, а можно быть в напряженном состоянии и самому себе принадлежать. Это же как лошади в гонке. Ты можешь быть напряжен потому, что тебя кто-то заставляет быть напряженным, а можешь быть напряженным, потому что ты сам себя напряг. Так если сам себя напряг, ты сам собой управляешь, соответственно это твоя игра, ты паришь, летаешь, это здорово.

К.А.: Но мозг - это же как рука, это же орган, его можно остановить и сказать: "Послушай, это смешно". Нужно уметь останавливаться.

А.М.: Можно остановить...Но ты потерял три часа. Тебе осталось жить 70 лет, ты потерял три часа. Моему мозгу прямо вот по барабану, он делает свое дело и делает. Это же орган.

К.А.: Ну давайте все-таки о праздном. О путешествиях. Если вам выдается возможность куда-нибудь отправиться попутешествовать не по работе, куда вы стремитесь?

А.М.: Я почти никогда не езжу не по работе. Более того, в принципе я никуда не стремлюсь. Если мне что-то очень интересно, я могу прочитать в книжке...

К.А.: И поверить ей на слово?

А.М.: Я видел пару мест на этой планете, и большого отличия Японии от России или Великобритании, или Франции для себя не нашел, во всяком случае, такого отличия, которое заставит меня поднять свою задницу и специально туда поехать и на это смотреть. Для меня люди и события гораздо интереснее того, что вообще можно увидеть. И мне не очень интересно то, в чем я не участвую вообще в принципе. Мне в жизни события, в которых я никак не участвую, вообще мало интересны, особенно, если я на них повлиять не могу.

К.А.: Это мы сейчас к политическому интервью перейдем, мне так кажется. Мы с вами можем повлиять на политическую ситуацию в стране, как вы считаете?

А.М.: Если мы говорим про Россию, то нет. Поэтому я практически этим не интересуюсь.

К.А.: А если нас будет 20 тысяч, миллионов человек, можем повлиять?

А.М.: 20 тысяч будет, 20 миллионов не будет. Я бы даже не так сказал. Если в России вдруг окажется 20 миллионов человек, желающих повлиять на политику, поверьте, вы не захотите находиться с ними рядом. Мы с вами разговариваем, а сейчас в Египте 17-миллионная толпа пытается разгромить Каир. Поверьте, не хочется находится в этот момент где-то рядом. Россия - страна, где все очень контрастно: либо все всё терпят, либо потом разносят в клочья. И такое было много раз в России. Поэтому не дай Бог, не хотел бы увидеть, как в России совершается очередная революция, потому что никогда еще ни к чему хорошему не приводила. Сегодня есть выбор: либо ты можешь здесь жить, потому что это тебя удовлетворяет, либо ты можешь здесь не жить. Я не готов. Во-первых, не понимаю, как, потому что есть много идеалистов, которые сидят в дорогих московских кафе и рассуждают, как Россия должна существовать. Но эти люди очень редко бывали в обычных рабочих городах и очень мало представляют себе, как себе видит Россию российское население.

К.А.: И как настроено российское население?
А.М.: Российское население очень левое в политическом смысле. И их представление о том, что такое правильно очень сильно отличается от представлений людей, сидящих в дорогих московских кафе. Более того, прямо по коммунистически левое. Если реализовать то, что честно хочет большинство населения, то будет опять Советский Союз. Советский Союз - гораздо хуже, чем все, что можно рассказать про современную Россию. Я помню Советский Союз, он точно хуже, чем все-все-все страшное, что можно рассказать про Путина.

К.А.: А как вы считаете, когда дефицит, это хорошо или плохо?

А.М.: Однозначно плохо, когда дефицит. Это не нормально. Самый плохой дефицит - это когда голод, но это тоже дефицит. Когда у тебя есть деньги, но ты умрешь с голоду. Когда мы говорим, что, может быть, в дефиците было что-то хорошее, нет, это плохое явление, предел которого голод. Это плохо.

К.А.: Вы часто делаете подарки своим друзьям, людям, которые с вами близко?

А.М.: Довольно часто.

К.А.: Вы думаете о подарке? Или как происходит процесс, что Малис знает, что нужно идти к другу на встречу, друга давно не видел, хочет ему сделать подарок, как дальше происходит, день рождения, еще какой-то повод?

А.М.: Пытаюсь представить, что было бы интересно получить этому человеку. Иногда удается, иногда нет. Для меня, конечно, придумать подарок всегда мучительно, если я не знаю, что человеку нужно. Если я знаю, гора с плеч. Я всегда очень скептически отношусь к людям, которые составляют wish-лист, но сильно помогает. Мне лучше не получить ничего, чем получить не сюрприз. Потому что, если я не получу ничего, это тоже сюрприз. Если я знаю, чего я хочу, я, скорее всего, могу себе позволить это купить, поэтому мне очень интересно, что подарит какой-то другой человек, чтобы понять, как он себе представляет, что же я хочу.

К.А.: Было такое, что вас удивили в этом смысле, порадовали?

А.М.: Было, было много подарков. Один раз даже в офисе мне расписали стену.

К.А.: А помните, судя по тому, что вы возвращаетесь все время к истории, много оттуда чего черпаете, было ли что-то ценное, наверняка было, то, что вы храните в голове и к этому возвращаетесь, благодаря этому во многом разбираетесь, то, что было сказано, к примеру, родителями вам по делу?

А.М.: Одна из самых важных вещей, к которой иногда надо возвращаться: понимать, что, если ты оказался в какой-то ситуации, то ты не зря в ней оказался. Если по отношению к тебе что-то произошло, то это однозначно справедливо. Бывает, идет что-то - бах! - неприятность. А еще, может быть, тебе какой-то человек неприятность принес. Так вот нужно себя останавливать и понимать, что этот человек - лишь исполнитель, а неприятность тебе была положена, и ты ее получил, потому что она тебе нужна. Зачем, не понятно, когда-нибудь будет понятно. Это сложно, но это вещь, к которой нужно постоянно возвращаться. Если ты это понимаешь, то немножко больше понимаешь, в каком мире ты живешь, вообще что здесь происходит. Не все же замечают, что мы живем в матрице. 100 процентов, надо быть просто наблюдательным.

К.А.: Прямо в матрице? Это страшно.

А.М.: Прямо в матрице, 100 процентов. На самом деле мы где-то там сидим. Это не страшно, это так. Надо быть очень наблюдательным, и тогда ты начинаешь замечать взаимосвязи, которые есть в этом мире, они абсолютно не случайны. Лишь человек ненаблюдательный или тот человек, который не хочет это заметить, не заметит. Потому что количество случайностей, которое происходит с каждым из нас, если о них думать, ты понимаешь, что так не может быть, это не могут быть случайности.

К.А.: Случайность - это доля закономерности. Я писала про это работу в детстве. Вы про матрицу в этом смысле?

А.М.: Нет, матрица в прямом. Я уверен, что весь наш мир - это очень большая иллюзия, в которой мы находимся, живем, и нам кажется, что это и есть жизнь, а это тренажер.

К.А.: Для чего?

А.М.: Чтобы работать над собой.

К.А.: А зачем, если через какие-то 50 лет исчезнем?

А.М.: Мы не исчезнем, я уверен, что мы как раз не исчезнем...

К.А.: Отоспимся и вернемся?

А.М.: Как раз и начнем свое существование. Про это много написано мудрецами, я уверен, что этот мир был создан так, что, что к нему есть инструкция. Достаточно изучить инструкцию, все сразу станет понятным.

К.А.: Вы можете себе представить, чтобы вы неделю ни черта ни делали, вот так на террасе здесь сидели бы, читали бы книги, и не подходили бы к телефону?

А.М.: Ну, если книги интересны, то неделю вряд ли, то дня четыре-пять легко. Вопрос книг, какая книга в руках. Настолько интересные книги очень редко пишут, и чтобы она была такая длинная, вряд ли. Я быстро читаю. Я люблю разжевывать, перелистывать странички, не спешить, но все равно получается достаточно быстро.

К.А.: Посоветуйте, что почитать. Сейчас, в разгар лета, у многих впереди отпуск. Что вам показалось интересным из того, что попадалось на глаза?

А.М.: "Игру престолов" осилили уже?

К.А.: Нет, но я понимаю, про какую книжку. А еще?

А.М.: Я с удовольствием большим читаю книжки из "Этногенеза". Это фантастика наша отечественная. Много книг.

К.А.: Вы только что сказали, что их нет.

А.М.: Мало осталось тех, которые я еще не прочитал. Но если у вас не прочитана "Игра престолов", то практически все лето вы займете. Там пять очень толстых книг.